Навiгацiя

Церковний календар

Новини / Взгляд на «Лествицу» прп. Иоанна, о котором мы не задумываемся / Взгляд на «Лествицу» прп. Иоанна, о котором мы не задумываемся

Взгляд на «Лествицу» прп. Иоанна, о котором мы не задумываемся

30.03.2020

Четвертая неделя поста посвящена прп. Иоанну Лествичнику. Написано о нем уже достаточно много, и вряд ли я здесь смогу сказать что-то кардинально новое, но все-таки предлагаю взглянуть на его знаменитый аскетический труд с несколько неожиданного для большинства христиан ракурса.

«Лествица» не как сочинение, но как «жизненная программа» действительно во многом неподъемна. Когда видишь даже заглавие всех тех 30 ступеней, которые следовало бы пройти всякому христианину, то понимаешь, что это не про меня. Но давайте вспомним, что сказал наш Спаситель, когда Его ученики ужаснулись сложности спасения: «Кто же может спастись? Иисус, воззрев на них, говорит: человекам это невозможно, но не Богу, ибо всё возможно Богу» (Мк. 10:26–27). Поэтому, не замахиваясь на недосягаемые сейчас цели, будем двигаться потихоньку, уделяя внимание тому, что нам доступно, а там, как говорится, дорогу осилит только идущий.

Для того чтоб подвести к теме, о которой хотел сказать, поделюсь некоторым своим наблюдением. Сегодня, несмотря на доступность информации и различной, в том числе и христианской, литературы приходится все-таки констатировать тот факт, что даже православных людей как-то не особо интересует Бог и Церковь. Я здесь не говорю о том, молимся мы или не молимся, верим или не верим, а именно о сфере интересов. Формально это выражается в количестве просмотров тех или иных материалов на различных сайтах, а также содержании литературы, которая продается в церковных магазинах. Если просмотреть православные интернет-ресурсы, то налицо дисбаланс в заинтересованности читателей между «попсовыми», «горячими» темами и пусть сложными, но глубокими богословскими публикациями. Например, статьи про половые отношения, антихриста или коронавирус однозначно наберут значительно превышающее количество просмотров, чем текст про борьбу прп. Максима Исповедника с ересью монофелитства (о нем я не случайно вспомнил, но об этом ниже).

Таким образом, складывается не очень хорошая картина, когда христиан антихрист больше интересует, чем Христос. Нередко православные с упоением и страхом читают наставления неизвестного происхождения о последних временах, при этом остаются совершенно инертными к темам святоотеческого богословия. Но ведь даже элементарный повседневный опыт нам говорит, что интерес человека концентрируется на том, чем он живет, что его беспокоит. Получается, что мы не живем нашим Богом, да, мы читаем вечерние и утренние молитвы, с определенной регулярностью ходим в храм и участвуем в Таинствах, но когда появляется свободная минутка, отдаем мы ее либо пролистыванию новостей, либо чтению «жвачки для мозгов» и т. п. К сожалению, богословие для многих православных христиан – это некое отвлеченное, безжизненное философствование. Формально мы понимаем, что святые отцы жили им, но каким образом где-то сложные богословские истины соотносились у них с аскетическим подвигом, во многом остается для нас загадкой. Давайте попробуем разобраться в этом вопросе на основании «Лествицы» прп. Иоанна.

Подражая научным публикациям, начнем с определения терминов и понятий. Итак, согласно прп. Иоанну: «Христианин есть тот, кто, сколько возможно человеку, подражает Христу словами, делами и помышлениями, право и непорочно веруя во Святую Троицу». Хочу обратить внимание на последнюю фразу: «Право и непорочно веруя во Святую Троицу», – т. е. для того чтоб называться христианином, недостаточно просто верить, верить еще нужно правильно и непорочно. Уже отсюда начинает вырисовываться понимание того, почему было потрачено столько духовных и интеллектуальных усилий на противодействие тем многочисленным ересям, которые возникали в различные исторические эпохи существования Церкви. Возвращаясь к определению, данному прп. Иоанном, также становится понятно, что для него вероучительные истины и духовный подвиг неотделимы друг от друга, так как христианину одновременно нужно и подражать Христу, и правильно веровать. Эту взаимосвязь достаточно точно обозначил сербский археограф и историк Дмитрий Богданович: «Характерной особенностью ‟Лествицы” является то, что вероучительные рассуждения постоянно выливаются в сферу нравственности. Догмат в ней полагает… теоретическую основу нравственности (морали)».

С одной стороны, в труде прп. Иоанна мы видим значительную антропную составляющую, т. е. написан он как руководство к духовной жизни человека, но с другой – теоцентризм в нем преобладает в значительной мере. Добродетель, к которой мы все так стремимся, для прп. Иоанна – это свойство скорее Бога, чем человека. Человек же может стать добродетельным только посредством соучастия в добродетелях Бога.

«Лествица» – это не догматический трактат, а потому в нем мы не найдем прямого указания на, как было сказано, теоретическую основу нравственности, но известные богословские истины в нем прослеживаются довольно ясно, а обнаружить их нам поможем митрополит Каллист (Уэр).

Определения IV Вселенского Собора говорят нам об образе единения двух природ в едином Лице Богочеловека, а прп. Иоанн иллюстрирует это учение на основании взаимосвязи между памятью смертной и молитвой: «Некоторые говорят, что молитва лучше, нежели память о смерти; я же воспеваю два существа в одном лице». Получается, как для спасения человечества необходимо было, чтоб в лице Христа соединились две природы, так для спасения каждого отдельного человека надо, чтоб в его личном подвиге имели место обе указанные добродетели.

Вспомним теперь об упомянутой борьбе прп. Максима Исповедника с ересью монофелитства (учение о наличии одной Божественной воле в Спасителе). Прп. Иоанн Лествичник был современником Максима и, хотя он не принимал активного участия в разгоревшемся тогда споре, однако же на основании обращения к евангельским событиям, происшедшим в Гефсиманском саду, четко дает понять, что придерживается он православного вероучения. Выражается это в следующих словах: «Боится Христос смерти, но не трепещет, чтобы ясно показать свойства двух естеств». Мы помним утверждение прп. Максима о том, что человеческая природа без воли – это абстракция, а в страхе, который испытывал Христос по человечеству перед смертью, эта воля наиболее ярко и проявилась.

«Какое все это имеет отношение к духовным трудам», – спросите вы? «Да самое прямое», – ответил бы нам прп. Иоанн. Вспомним, что в основе аскетического подвига лежит стремление подражать Христу, а мы видим, что Он испытывал страх. Здесь автор «Лествицы» ведет свое рассуждение дальше и проводит различие между страхом смерти и ужасом смерти. Так как человек живет в условиях грехопадения, то для него вполне естественно испытывать страх смерти, а вот ужас смерти, по слову прп. Иоанна, возникает из-за нераскаянных грехов. Выводы здесь напрашиваются сами собой, но об одном я все же скажу отдельно.

Какими бы теоретическими ни казались богословские определения, однако полноценный аскетический подвиг без них немыслим. Духовная жизнь, понимаемая как подражание Христу, только и стала возможной благодаря тому, что Бог воплотился и вочеловечился, как поем мы в Символе веры, т. е. стал человеком в полной мере. В Гефсиманской молитве мы видим добровольное подчинение человеческой воли Христа воле Божественной. И если это было возможно Ему, то возможно и нам. Здесь вырисовывается еще одна важная тема. Подражание Христу предполагает совмещение двух в равной степени необходимых факторов: человеческой свободы воли и Божественной благодати. Спасение невозможно лишь на основании одних только человеческих усилий, но и Господь никого насильно спасать не станет. Усилие человеческого свободного произволения важно, но без благодати для спасения недостаточно. Об этом же пишет прп. Иоанн: «Никто из обучившихся хранению чистоты да не вменяет себе приобретение ее… где природа побеждена, там познается пришествие Того, Кто выше естества». Это еще одно соприкосновение с богословием, так как данное суждение является опровержением ереси пелагианства, утверждавшей, что человек может заслужить спасение только собственными трудами, тогда как благодать Божия выполняет лишь вспомогательную функцию.

Итак, связь между подлинной духовной жизнью, аскетическими трудами и богословием очевидна. «Лествица» не для тех, кто ищет компромиссов, поэтому всякий христианин, пренебрегающий вероучительными истинами и в них не разбирающийся, проходит духовное поприще без «карт» и ориентиров, а, по слову прп. Иоанна, и христианином называться не может. Поэтому дай нам Боже сил и мудрости жить так, чтоб весь наш предельный интерес был сосредоточен на самом важном – нашем Спасителе.

Джерело:  http://pravlife.org

Додати коментар
Подiлитися: