Навiгацiя

Церковний календар

Новини / Почему сейчас столько людей, «обиженных» Церковью? / Почему сейчас столько людей, «обиженных» Церковью?

Почему сейчас столько людей, «обиженных» Церковью?

16.12.2018

Прежде всего, у меня возникает вопрос: Церковью ли обижены все эти люди? Возможно, это они обижены на Церковь? Надо разобраться.

Я берусь утверждать, что большого числа людей, обиженных Церковью или на Церковь, в нашем обществе быть не может, поскольку оно нерелигиозное. По статистике 90% людей нерелигиозны, хоть и крещены, из 10% религиозных православные составляют всего 2%. Поэтому, если обиженные и есть, то их меньшинство.

Сосредоточившись на причинах обид, можно выделить несколько основных.

Первая группа причин — духовные. Вспомним слова Христа: «свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы; ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы» (Ин. 3:19-20). Общество, далёкое от Бога, обижается, когда его обличают, ведь обличение ранит нечестивого. Из Евангелия мы видим, что за Христом и апостолами шли далеко не все, многие не соглашались с их учением и делами, были недовольны, отходили от них. Апостол Иоанн Богослов пишет: «Они вышли от нас, но не были наши: ибо если бы они были наши, то остались бы с нами; но они вышли, и через то открылось, что не все наши» (1 Ин. 2:19), — то есть были люди, которые жили с апостолами, но потом ушли.

Если в те времена так было, неудивительно, что это происходит сейчас. Господь даёт свободу человеку, мы сами выбираем, идти за Ним или нет. Сам Христос говорил апостолам: «Если Меня гнали, будут гнать и вас» (Ин. 15:20), — то есть уже тогда было понятно, что будут люди, недовольные Церковью. Так и происходит: секулярное общество, погружённое в грех, обижается на обличение.

Вторая группа причин — психологические. В нашем обществе, да и во всём мире, существует мода быть недовольным и обиженным. Она активно навязывается средствами массовой информации. Привычка критиковать, обсуждать, возмущаться стала повсеместной. Люди осуждают милицию, прокуратуру, медицину, учителей, журналистов — и Церковь в том числе. Скандал, эпатаж, интрига — без них никуда. Греховному человеку это близко.

Свои неудовлетворённость, недовольство и обиды человек переносит на Церковь как один из общественных институтов. Он хотел бы её видеть одной, а она другая. Он не может принять её такой, какая она есть, недоволен тем, что она не такая, как ему хочется. Современный человек хочет, чтобы Церковь подстроилась лично под него. Если этого не происходит, она не вписывается в его часто неадекватные, оторванные от жизни представления о том, как всё должно быть устроено, — он обижается.

Происходит процесс, который в психологии называется перенос: человек свою внутреннюю проблему переносит на ближних. Не я плохой, а все плохие, не я жестокий — жизнь жестокая, и так далее. В отношении Церкви такой перенос тоже происходит. Такое отношение подогревают СМИ. Подобные процессы идут не только у нас, но и во всём мире: в католической Европе, в Америке, на Востоке. Христиан судят за навязывание своих ценностей, гомофобию, отношение к аборту как убийству и многое другое.

Что сказать? — Церковь критикуют давно, это традиция, длящаяся сотни лет. К сожалению, в наше время телевидению и СМИ люди верят так, как христиане верят Евангелию.

Блаженнейший митрополит Онуфрий, Предстоятель нашей Церкви, ещё в 2015 году говорил, что в новом миропорядке нет места христианам. Их постепенно будут вытеснять из общества, что и наблюдаем: Церковь выдавливают из жизни социума. Идёт тенденция максимально сократить её общение с различными общественными структурами: органами власти, образовательными и научными учреждениями, и так далее. Мы должны найти своё место под солнцем, занять свою нишу, создать тот формат, в котором мы можем существовать, трудиться и служить. Церковь Христова всё равно будет существовать до конца времён.

Третья причина связана с нашим менталитетом. У нас люди очень поверхностно верующие. К сожалению, за время, прошедшее с момента крещения Руси, наше общество не стало христианским. Оно христианское исторически, традиционно, но не духовно. У нас повсеместно распространено обрядоверие, люди очень поверхностно знакомы с Церковью. К сожалению, современный социум и Церковь очень далеки друг от друга в силу исторических причин. Общество воспринимает Церковь как закрытую, сложную, непонятную и непрозрачную структуру — а то, что нам непонятно, всегда настораживает, вызывает недоверие, становится почвой для сплетен, фантазий, выдумок, суеверий и обид.

Однако у Церкви имеются и внутренние проблемы, которые могут стать причиной обид на неё. Среди обиженных на нас есть те, кто обижается по делу.

Сейчас наша Церковь переживает своеобразный рубеж. Прошло двадцать пять лет, и на фоне внешних проблем обострились все наши внутренние проблемы. Да, мы развивались двадцать пять лет, но у нас не было чёткой стратегии, мы не понимали до конца, как именно и в каком направлении идти. Церкви дали свободу после гнёта советской власти, когда она была под колпаком, появилась возможность развиваться, и она развивалась как могла. Но мир меняется, меняются условия, в которых приходится существовать Церкви.

Получив возможность, мы погнались за тем, чтобы построить побольше храмов, чтобы они были повсюду, но не учли, что сокращается численность населения. Нас стало на 10 миллионов меньше — на ноябрь 2018 года численность населения страны составила 42,2 миллиона человек. Получается, что храмы построили, а ходить в них в ряде населённых пунктов стало некому. Огромные средства потрачены, а храм стоит пустой.

Этот перегиб имеет непосредственное отношение к нашей проблеме. У священников, занятых возведением новых храмов, не было времени заниматься приходом, воскресной школой, они вынуждены были посвящать его строительству, финансированию, хозяйственным нуждам. Занимаясь этими проблемами, многие упустили возможность помочь людям. Допустим, приходит человек в храм с каким-то вопросом, а батюшка в это время поехал заниматься строительными делами. Итог: человек ушёл. Люди верующие ищут духовности, не находят — разворачиваются и уходят. Нередко люди в большом городе не могут со священником пообщаться, потому что он всегда занят, в результате едут в пригород, ищут там.

Ещё одна проблема — уровень подготовки священников. К сожалению, он не всегда высок. Далеко не всегда священник после семинарии подготовлен к реальному приходскому служению. Всё приходится догонять методом проб и ошибок, на что уходит время, которое тоже можно было посвятить людям.

Ещё одна проблема: за двадцать пять лет у нас появилось много приходов, но мало общин. Люди приходят в храм не ради росписи, иконостасов, куполов. Человек хочет добра, тепла, общения, чтобы его выслушали, приняли. К сожалению, не везде принимают — и люди на это тоже обижаются.

Обижаются, когда видят дорогие автомобили священников. Это истёртая тема, но в нашей стране, где люди стремительно нищают и многие не могут за газ заплатить, не удивительно, что они искушаются, видя дорогостоящие иномарки. Их немного, но всё же апостол Павел учил: «если пища соблазняет брата моего, не буду есть мяса вовек, чтобы не соблазнить брата моего» (1 Кор. 8:13). Думаю, священникам надо задуматься над этой проблемой, ведь это тоже повод на нас обидеться. Всё-таки не очень уместно ездить на машине, которая стоит сто тысяч долларов. Надо сглаживать острые углы.

Конечно, у нас не всё так плохо, хороших людей большинство. Они взаимодействуют с Церковью, помогают ей, она живёт за счёт их пожертвований, развивается. Безусловно, в храмах действует принцип «где пастырь, там и овцы». Если люди видят хорошего пастыря, они тянутся к нему, поддерживают, помогают. В таких храмах активная приходская жизнь.

Тех, кто говорит, что Церковь дерёт три шкуры, там всё за деньги, я всегда спрашиваю: что лично у вас отняла Церковь? Обычно никто ничего не может ответить. Оказывается, что человек просто живёт этими предрассудками. Если так — к чему обижаться и осуждать? Дорого? — не платите. Жаль пожертвовать за крещение ребёнка сумму, эквивалентную стоимости пачки памперсов? Но ведь храм нужно на что-то содержать, без таких пожертвований мы не сможем обогревать, ремонтировать его.

Если кто-то критикует Церковь, то пусть поможет ей стать лучше. Видит проблемы — пусть подскажет, как их решить. Обычно люди рассказывают другим, что делать и как жить, а сами ничего не делают. Хочешь критиковать — бери на себя ответственность. Не хочешь брать — не критикуй, не обижайся, не требуй.

В заключение скажу, что у нас обижаются не на то, на что надо обижаться. Думаю, главная проблема в том, что у нас многое делается без любви. Это касается отношений в наших общинах при храмах. Имей мы хотя бы десятую часть той любви, что была в апостольской Церкви, всё было бы совсем по-другому. Мы многое делаем по традиции, на автомате, а это людей обижает. Мы многое превратили в рутину, обряд, традицию, за которой не видно живой веры. Даже люди, далёкие от Церкви, чувствуют, есть ли в отношениях внутри храма искренность, любовь и порядочность. Обычно все знают, кто служит с любовью, от души.

Сейчас непростой период в жизни нашей Церкви. Пришло время перемен. Это испытание на прочность и крепость нашей веры. Думаю, в происходящем есть и положительный момент: уйдут карьеристы, и в нашей Церкви останутся те, кто ей верен.

Джерело:  http://gorlovka-eparhia.com.ua

Додати коментар
Подiлитися: