Навiгацiя

Церковний календар

Новини /  Нужно ли выполнять все требования церковного Устава? /  Нужно ли выполнять все требования церковного Устава?

Нужно ли выполнять все требования церковного Устава?

14.12.2018

С одной стороны, церковный Устав – это свод правил, необходимых для исполнения православному христианину. Но, как метко заметил в своей книге «Толковый Типикон» профессор Киевской духовной академии Михаил Скабалланович, это еще не все. Нужно смотреть глубже…

Здесь, мне кажется, следует привести обширную цитату киевского богослова полностью:

Значение слова ‟Типиконˮ 

В каждой книге очень важно заглавие ее. Хорошее заглавие книги сразу показывает читателю, что нового он найдет в ней, даже подводит к решению вопроса, которому посвящена книга. Книга, называемая теперь Типиконом, носила ранее другие названия, например, употребительное и теперь – ‟Уставˮ. Нынешнее ее заглавие выработалось веками, и уже это говорит за то, что оно должно быть продуманно и знаменательно. – Будучи прилагательным от τύπος – черта, вид, образец, модель, норма, τυπικός означает ‟составленный по образцуˮ, но оно не одно и то же с άντίτυπος, снимок, копия. Поэтому по-русски слово τυπικός несколько отвечает слову ‟образцовыйˮ, если последнее употребляется в смысле ‟наиболее отвечающий своему образцуˮ. Τυπικόν, при котором подразумевается βιβλίον, книга, может означать ‟книга образцовˮ, образцов понятно чего. Только в одной Православной Церкви книга, излагающая порядок богослужения, носит такое оригинальное заглавие. Оно непереводимо на славянский язык, почему и оставлено без перевода. Слово ‟уставˮ было бы неточной передачей греческого τυπικόν (‟уставˮ соответствует греческ. διάταξις).

Смысл заглавия 

Такое заглавие искусно определяет характер не только книги, которой усвоено оно, но и самого богослужения, которым занимается эта книга. По отношению к этому богослужению книга с таким заглавием хочет не столько узаконить его малейшие частности, устраняя в нем всякую свободу отправителей, сколько хочет нарисовать высокий идеал богослужения, который красотою своею вызывал бы всегдашнее невольное стремление к его осуществлению, в полной мере, может быть, и не всегда возможному, как и осуществление всякого идеала, следование всякому высокому образцу. Таков, по существу, и весь закон Христов, не осуществимый вполне во всей его небесной высоте, но божественным величием своим возбуждающий неудержимое влечение в человечестве к его осуществлению и чрез то животворящий мир.

Т. е. Устав, типикон, не только правила поведения, понятые в юридическом смысле, но небесный идеал, к которому нужно стремиться. Это развитие, динамика, постоянное совершенствование человека в богообщении. Устав ни в коей мере не должен стать концлагерем, наоборот, он призван благодатью Святого Духа через творения святых отцов высвободить душу человеческую, чтобы помочь ей общаться с Богом. Из Устава, как говорил митрополит Антоний Сурожский, не следует делать идола, кумира. Он благодатен потому, что является лестницей на Небо. Он благодатное средство для постижения Бога, но никак не самоцель.

Грубо говоря, к примеру, Сергей Бубка взял высоту около шести метров. Обычному человеку, который хочет заниматься прыжками в высоту, говорят: ты тоже должен. Это устав. Вперед. Он летит и ломает себе шею, потому что без подготовки решил выполнить то, к чему тренированный спортсмен готовил себя годами, а может, и десятилетиями.

Требовать от новоначальных православных христиан исполнения всех норм устава примерно то же, что требовать от только что посаженного зернышка яблони сиюминутных плодов. Плод будет только спустя несколько лет, а если агроном решит по-другому, то он уничтожит растение.

Святой первоверховный апостол Павел прямо говорит об этом: «О сем надлежало бы нам говорить много; но трудно истолковать, потому что вы сделались неспособны слушать. Ибо, судя по времени, вам надлежало быть учителями; но вас снова нужно учить первым началам слова Божия, и для вас нужно молоко, а не твердая пища. Всякий, питаемый молоком, несведущ в слове правды, потому что он младенец; твердая же пища свойственна совершенным, у которых чувства навыком приучены к различению добра и зла» (Евр. 5:11–14).

Т. е. апостол говорит, что в духовном развитии человека есть уровни. Новоначальным «младенцам» нужно словесное «молоко», понятное им, а уже воцерковленные люди могут принимать и «твердую» пищу. Нельзя младенцу сразу давать твердую еду, у него остановится желудок. Его нужно подготовить к ней.

В этом смысле православие – это жизнь, постоянное совершенствование. Православие – это рост. И в этот рост, не подумав или сгоряча, с чрезмерным рвением нельзя вторгаться, потому что ты нарушишь эту жизнь или, не дай Бог, прервешь рост. Лучше довериться опытным церковным  «виноградарям», которые Богом на то поставлены, чтобы контролировать этот рост, наблюдать за ним, помогать ему. Это священнослужители.

Выберите себе батюшку по сердцу и советуйтесь с ним. Жизнь по совету – это великая мудрость, так говорят святые отцы.

Будем помнить, дорогие братья и сестры, что молчание часто важнее слова. И слово ранит сильнее опасной бритвы. Хочешь что-то посоветовать, сначала поищи: в сердце твоем есть ли любовь к этому человеку, есть ли понимание его биографии, внутренних законов его жизни (ведь человек – это целый мир!), можешь ли ты поставить себя на его место, вспомнить, каким ты был в его годы или в неофитстве? Одно из главных правил педагогики – учитель должен сам быть чуть-чуть ребенком и словно бы принижать свой взрослый ум до уровня развития ребенка, разговаривая на его языке. Ему следует самому вспомнить, каким был в этом возрасте. И вот когда вы не механически рубанете с плеча норму устава – одну, вторую, третью и так далее (типа: не становись сюда, не становись туда и пр.), а словно бы проникнете в жизнь другого человека, рассмотрите в нем Святую Святых, образ и подобие Божие, проникнитесь к нему любовью, тогда можете дать совет.

Нужно помнить, что все начинается с любви. В этом главная норма церковного Устава.

Иерей Андрей Чиженко

Джерело:  https://pravlife.org

Додати коментар
Подiлитися: