Навiгацiя

Церковний календар

Новини / Христианские основания науки / Христианские основания науки

Христианские основания науки

16.09.2021

Почему собственно христианству и почему критику христианства можно назвать естественной? Да, достаточно негатива выливается и на ислам, но разговор с мусульманами бывает довольно коротким. И примеры нам хорошо известны. Однако беря в руки атеистическую литературу или заходя на атеистические сайты, вы в первую очередь обнаружите нападки именно на христианство. Думаю, что проблема здесь кроется не в миролюбивости христиан, ведь настоящим, а не формальным последователям Христа чуждо насильственное навязывание своих взглядов. Для того чтобы найти ответы на поставленные вопросы, необходимо обратиться к географии, а точнее, обратить внимание на происхождение авторов этой самой критики. Несложно догадаться, что практически все они родом из европейских государств или США. Получается, что точка конфликта образовалась в исторически христианском обществе.

Современные технологии и наука развиваются уже во многих странах, но никто не станет спорить, что наука, как сфера человеческих знаний о мире, именно в том виде, в котором мы ее сегодня имеем, зародилась как раз в Европе. Если мы обернемся назад и окинем взглядом три прошедших тысячелетия, то сможем обнаружить порядка двадцати высокоразвитых цивилизаций, с прекрасным искусством, определенными, передовыми для своего времени технологиями, отшлифованной юридической системой, но мы нигде не увидим того, что принято называть наукой. Всё, что можно отнести к научным знаниям древних ацтеков, египтян, шумеров или китайцев, практически повсеместно носило сугубо прикладной характер. Они могли построить величественные здания, обработать камень или металл, но мы нигде не найдем указаний на стремление к детальному пониманию принципов функционирования мира, выраженного в точных законах, формулах или уравнениях. Добыча научных знаний, связанных с постановкой эксперимента, оценкой и трактовкой результатов эксперимента и выводами, стала формироваться в XVII столетии как раз в Европе. Всем нам еще со школы известны имена Бойля, Ньютона, Лейбница, Паскаля, Пауллини, Кеплера, Галилея, Гука, Декарта и пр.

Но давайте задумаемся над тем, что наука не существует сама по себе, она – продукт исследовательского и интеллектуального труда человека. Кроме того, наука не возникла внезапно и на пустом месте. Коль уж она появилась, то значит, были и условия для ее появления. Каковы же эти условия? Сразу отметим, что возникновение и формирование науки – многогранный и довольно сложный исторический процесс, однако некоторые общие черты в нем выделить все-таки можно. Первое, что приходит в голову, – это развитость общества до такой степени, чтоб некоторые люди смогли заниматься интеллектуальным трудом, не зацикливаясь полностью на добыче пропитания. Этот же фактор имеет отношение и к философии, которая возникает как раз в рабовладельческом строе, где появилась прослойка общества, свободная от физического труда и направившая свои усилия на развитие мысли. Конечно, знак тождества между Европой Ренессанса и Просвещения и античной Грецией не поставишь, но тенденции все-таки очень схожи. Также должна существовать хотя бы какая-то простейшая, позволяющая проводить эксперименты, техника. Безусловно, не обойтись здесь и без развитой письменности, ведь результаты экспериментов нужно как-то фиксировать. Это же касается и системы математических или физических символов. Собственно все из перечисленных факторов в той или иной степени мы можем обнаружить в различных древних цивилизациях. Но наука возникла же только в Европе, значит, обозначенные условия стоит отнести к материальным основаниям науки, а ответ придется искать в мировоззренческой (или идейной) области, ведь важны не только и не столько внешние факторы, сколько отношение людей к самой материи.

Очевидно, что живой и благоразумный интерес к окружающему миру может быть основан лишь на его положительном восприятии. Как бы неоднозначно это ни звучало, но для человека необходимо, чтоб он воспринимал материю как достойную и хорошую, стоящую того, чтоб попытаться узнать о ней как можно больше. В основном античные философы или, например, те же гностики считали материю, соответственно, либо темницей души, либо порождением злого бога демиурга. При таком подходе от окружающего мира стоит держаться подальше, а не заниматься его исследованием. Христианство же чуть ли единственная религия, положительно относящаяся к материальному миру, ведь, несмотря на его поврежденность, он все-таки является творением рук благого Бога: «И увидел Бог всё, что Он создал, и вот, хорошо весьма» (Быт. 1:31).

Следующий идейный фактор связан с восприятием мира как упорядоченной системы, в которой всё устроено разумно, действует закономерно. Это должна быть не просто мысль, а внутренняя установка, уверенность, иначе нет никакого смысла проводить эксперимент, фиксировать результаты. Буддизм, к примеру, воспринимает материю как иллюзию, в индуизме происхождение мира окутано мраком, с тем лишь примечанием, что всё это повторяющиеся циклы творения и разрушения. Какой же тогда смысл исследовать и познавать иллюзию или неупорядоченную материю непонятного происхождения? Христиане же верят, что мир устроен разумно разумным Богом, наделившим его определенными законами функционирования. Также мы верим, что человеческий разум способен познавать мир, ведь мир был создан как раз для человека, дабы он владычествовал над ним: «И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле» (Быт. 1:28). Отсюда еще вытекает убежденность в том, что исследование мира имеет смысл и если приложить немного усилий, то он откроет нам некоторые тайны своего устройства.

Последнее идейное условие для развития науки – это стремление сохранять и передавать полученные результаты исследований последующим поколениям ученых. Весь научный процесс – результат коллективного труда, и он стал возможным лишь в результате того, что исследователи не делали из добытых ими данных какую-то тайну. Для ученого важна убежденность, что полученные им знания ему не принадлежат, что он обязан передать их дальше. Для христианского общества такое отношение очевидно и не требует каких-либо дополнительных пояснений: «Без хитрости я научился, и без зависти преподаю, не скрываю богатства ее, ибо она есть неистощимое сокровище для людей; пользуясь ею, они входят в содружество с Богом, посредством даров учения» (Прем. 7:13–14). Еще с эпохи Средневековья своеобразным девизом для многих исследователей стала другая фраза из Книги Премудрости Соломона: «Ты всё расположил мерою, числом и весом» (Прем. 11:21).

Таким образом, мы видим, что именно христианство содержит в себе все необходимые условия для возникновения науки. Да, взаимоотношения ученых и тех, кто именовал себя христианами, не всегда были гладкими и продуктивными. Но здесь мы не беремся оценивать те или иные конфликты. Главную роль в них играли люди, а с людьми всегда непросто. Однако что бы ни говорили разного рода скептики, факт возникновения науки именно в христианском обществе неоспорим именно потому, что ни в каком другом обществе наука не возникла. Как мы увидели, именно христианство стало той идеологической основной, на которой исследование и познание окружающего мира стали возможными.

Протоиерей Владимир Долгих

Джерело:  http://pravlife.org

Додати коментар
Подiлитися: