Навiгацiя

Церковний календар

Новини /  Насколько в действительности «автокефальна» ПЦУ /  Насколько в действительности «автокефальна» ПЦУ

Насколько в действительности «автокефальна» ПЦУ

11.02.2020

Мы все прекрасно помним недавние заявления бывшего президента Украины Петра Порошенко и лидеров раскольнической УПЦ КП в лице Филарета (Денисенко) о том, что украинцы тысячу лет ждали Томоса об автокефалии, что получение независимости для Украинской Церкви – это эпохальное событие, а обезумевшие от просмотра пропагандистских СМИ люди вторили им и как будто радовались, хотя еще за полгода до этого понятия не имели о том, что такое Томос, автокефалия, и что есть еще и какой-то Константинопольский Патриарх, который все это «богатство» нам подарил.

Сегодня все бушевавшие страсти поутихли, потому можно спокойно разобраться в вопросе, что же такое церковная независимость раскольников и является ли она таковой на самом деле. Для более качественного анализа разделим затронутую проблему на две части и посмотрим: 1) по какому принципу формировались автокефальные церкви в прошлом; 2) действительно ли выданный Патриархом Варфоломеем документ является признанием полной независимости ПЦУ.

В силу того, что национальность для христианства не имеет никакого значения, административное устройство Церкви происходит по территориальному принципу. Однако же это ничуть не значит, что уже приевшийся лозунг «Незалежній державі – незалежну церкву» легитимен.

Ко времени IV Вселенского Собора сложился первый диптих, состоящий из пяти автокефальных церквей: Римской, Константинопольской, Александрийской, Антиохийской и Иерусалимской. Как видим, фактически в рамках одного государства существовало несколько независимых Церквей. При этом важно понимать, что возвышение каждого престола связано с политическим и экономическим значением административных центров империи, об этом пишет знаменитый толкователь канонов сщисп. Никодим (Милаш): «…распределение церковных областей сообразуется с политическим делением (IV Всел. 17) и что важность и значение того или другого престола определяется сообразно государственному значению городов, в которых находятся эти престолы». Примерно в таком виде, за исключением архиепископии Новой Юстинианы и Грузинского католикосата, Церковь и просуществовала практически все первое тысячелетие.

Изменения наступают в Х веке с началом обращения славянских народов в христианство и колонизацией славянами Балкан. В 927 г. независимость от Константинополя получает Болгарская Церковь. Впоследствии дважды, в связи с завоеваниями императора Василия Болгаробойцы и натиском османов, она теряла свой автокефальный статус, который был восстановлен в 1872 году, однако с нарушением канонов, что привело к анафематствованию со стороны Константинополя. Болгарская схизма была преодолена уже в 1945 году.

Похожая история сложилась и в Сербской Церкви. В XIII веке первым автокефальным архиепископом становится младший сын великого жупана Немани Стефана св. Савва. После того как в 1346 году архиепископ Печский Иоаникий собором сербских епископов был возведен в сан Патриарха, Константинополь наложил на них анафему, снятую в 1374 году. В 1766 году Османская Порта упраздняет Печскую Патриархию. После восстановления сербской государственности в 1879 г. Сербская Церковь снова становится независимой.

Русская Православная Церковь стала автокефальной в 1448 году, а с 1589 года ее Предстоятели носят титул Патриархов. Румынская Православная Церковь получила независимость в 1865 году, и в 1925 году ее Предстоятель Мирон возведен в сан Патриарха. ХХ век ознаменовался образованием еще четырех автокефальных Церквей: Албанской, Польской, Чешских земель и Словакии и Американской.

Во всех перечисленных случаях важен тот факт, что дарование автокефалии производилось всей Церкви находящейся на той или иной территории, без каких-либо расколов и параллельных юрисдикций. Также независимость была желанной, испрашивалась всей полнотой Церкви или формировалась естественно в контексте конкретных исторических событий, и даже когда происходили схизмы, то отделялись все территориальные общины, без какого-либо дробления внутри.

Но вот с ПЦУ ситуация совершенно иная. Народ автокефалии не хотел и внезапно возжелал ее только в результате пропагандистской кампании украинского президента, хотя до этого даже и не помышлял о «тысячелетней мечте». Важен также и тот факт, что в подавляющем большинстве все, кто ратовал за церковную независимость, лишь номинальные христиане, с канонической точки зрения, относящиеся к категории «отпавших», а потому не имеющие никакого права принимать участие в жизни Церкви. Единственная признанная всеми поместными Церквями УПЦ автокефалии не просила, как, в общем-то, не просили ее и раскольники, а потому мы столкнулись с первым в истории прецедентом, когда Томос навязывался фактически насильственно, что само по себе канонический нонсенс. И последнее, в приведенных исторических примерах мы не встречаем случаев, когда Константинопольский Патриарх даровал бы автокефалию меньшинству раскольников при наличии явно превосходящего большинства канонической Церкви, которую он таковой признавал на протяжении 29 лет и существование которой впоследствии практически проигнорировал.

Теперь давайте обратимся ко второму вопросу: действительно ли выданный Патриархом Варфоломеем Томос предоставляет раскольнической ПЦУ полную независимость? Как нередко это случается и в светском праве, название документа – это одно, а содержание – совсем другое.

Для начала надо четко обозначить, что же такое автокефальная Церковь. В переводе с греческого αὐτοκέφαλον буквально означает «самоглавие», или «самовозглавление». Согласно определению, данному в «Православной энциклопедии»: «Автокефальная Церковь имеет самостоятельный источник власти. Ее первый епископ, ее глава, поставляется своими архиереями». Таким образом, существенным признаком независимости церковно-административной единицы является возможность самостоятельного избрания и поставления своего Предстоятеля без какого-либо вмешательства со стороны других Церквей.

А вот что мы можем прочитать в тексте столь «долгожданного» Томоса относительно ПЦУ: «Автокефальная Церковь в Украине признает главой Святейший Апостольский и Патриарший Вселенский Престол». Что ж, может, это положение является некой данью почтения «Церкви-матери»? Но нет, ведь дальше мы видим вполне конкретные предписания: «Для решения значительных вопросов церковного, догматического и канонического характера следует Блаженнейшему Митрополиту Киевскому и всея Украины, от имени Священного Синода своей Церкви обращаться к нашему Святейшему и Вселенскому Патриаршему Престолу, стремясь от него авторитетного мнения и твердого взаимопонимания». Конкретно о процедуре выбора главы ПЦУ в Томосе ничего не сказано, но вполне очевидно: приведенные положения отставляют возможность практически безграничного вмешательства Константинопольского Патриарха во внутренние дела данной церковной организации. Под понятия «важных вопросов церковного, догматического и канонического порядка» можно подвести буквально что угодно, и нет сомнений, что как только действия раскольников будут не по нраву Вселенскому престолу, «Матерь-церковь» тут же вмешается своей «заботливой рукой».

Особый колорит «независимости» ПЦУ придает еще и тот факт, что титул ее главы никто не имеет права менять «без разрешения Константинопольской Церкви». Также раскольникам запрещено «ставить епископов или учреждать приходы за пределами государства», а положения их Устава должны «во всем обязательно соответствовать положениям этого Патриаршего и Синодального Томоса». Важно также, что только «на всех этих условиях наша Святая Христова Большая Церковь благословляет и провозглашает Православную Церковь Украины Автокефальной», – говорится в завершительных строках.

Нельзя не заметить, что Патриарх Варфоломей в предоставленном раскольникам документе умолчал о возможности созыва Архиерейского и Поместного Соборов (фактически запретив их), что также существенно ограничивает права и возможности этой религиозной организации.

Подведем итог. Независимость ПЦУ ничтожна потому, что:

1. Выдача Томоса раскольникам – политический проект бывшего президента Украины Петра Порошенко, без инициативы которого не состоялся бы;

2. Признанная Константинополем УПЦ и даже сами раскольники автокефалии не просили, и ее насильственное учреждение – первый в истории прецедент;

3. Томос выдан отколовшейся от Единого Тела Христова религиозной организации при полном игнорировании более чем в два раза превосходящей ее по численности канонической УПЦ;

4. сам текст документа, учреждающего независимость ПЦУ, тут же ее и отрицает, так как:

Главой новой религиозной организации считается не избранный Епифаний, а Вселенский Патриарх;

Во всех церковных, догматических и канонических вопросах раскольники теперь обязаны согласовывать свои действия с Константинополем;

ПЦУ не имеет права формировать приходы и поставлять епископов вне территории Украины;

Положения Устава ПЦУ не могут входить в противоречие с положениями выданного им Томоса.

В завершение хотелось бы привести слова Блаженнейшего Митрополита Онуфрия, который в одном из интервью отметил следующее: «Той томос, який надав Константипонольский Патріарх так званій ПЦУ, це не томос автокефалії, а томос рабства… Просто під ім’ям томоса були надані такі умови, які уярмлюють наш український народ Патріарху Константинопольському».

Джерело:  http://pravlife.org

Додати коментар
Подiлитися: