Навiгацiя

Церковний календар

Новини / Лучшие друзья: у каждого мальчика должна быть собака / Лучшие друзья: у каждого мальчика должна быть собака

Лучшие друзья: у каждого мальчика должна быть собака

07.05.2019

Когда на тебя смотрят преданные влюбленные глаза твоего пса, немыслимо быть трусливым, ленивым и вредным. В Грузии в деревнях раньше был обычай: когда мальчику исполнялось шесть лет, ему дарили щенка кавказской овчарки. С этого времени этот мальчик уже считался мужчиной – будущим воином, охотником и пастухом. Благословенны мальчики, которым посчастливилось получить в детстве собаку!

У меня в детстве собаки не было, и покупать мне ее родители не собирались. Как я ни просил и ни плакал, умоляя их подарить мне собаку, как у моих друзей Мишки и Женьки, которые жили в своих домах, – в нашей маленькой неблагоустроенной двухкомнатной квартирке родители твердо сказали: нет! Но пес у меня все равно появился.

На соседней улице, где мы часто играли с мальчишками, в большом старинном доме жила семья, в ней было двое детей: мальчик и девочка. С нами они не водились, а иногда прогуливались по улице, ведя на поводке небольшую черную собаку с белой грудью. Девочка важно вышагивала, как взрослая, и время от времени дергала поводок, когда собака останавливалась, что-нибудь вынюхивая в траве. Собака покорно шла за ней следом, но было видно, что идти на поводке за девочкой ей совсем не хотелось. Когда вокруг столько прекрасных и важных вещей вроде кошки на заборе, играющих в мяч мальчишек или зарытой в укромном месте косточки, прогулки по тротуару становились для пса не радостью, а наказанием. Иногда ему удавалось улизнуть от опеки, и тогда он убегал к другим собакам, радостно лаял, гоняясь за кошками, и вообще, жил полной собачьей жизнью.

Как-то раз я шел из магазина и нес в пакете хлеб и сосиски. И тут мне навстречу бежит этот пес. Его звали Полкан, и он был обыкновенной дворняжкой на коротких лапах с короткой шерстью и хвостом-бубликом. Когда он поравнялся со мной, то учуял сосиски, завилял хвостом и остановился, радостно урча: может, угостишь? Конечно, я угостил! Я скормил псу почти половину пакета с сосисками, а он позволил мне погладить за ухом и даже почесать живот, а потом проводил меня до самого дома. Так началась наша дружба. Иногда я брал дома косточки и приносил их псу. Тот выбегал, грыз косточки, а я его гладил. Это была самая большая радость на свете – гладить настоящего пса! А потом его хозяева переехали на квартиру, а его с собой не взяли, оставили бабушке. Бабушка смотрела за ним плохо, и скоро пес стал появляться на улице, к моей радости, каждый день. Мы быстро стали не разлей вода. Во-первых, мне и в голову не могло прийти таскать друга на поводке – со мной он был свободным, как ветер; во-вторых, ему нравилось играть, бегать за мячом, который я ему кидал, лазить со мной по кустам и ходить на реку, где мы с ним купались; а в-третьих, я каждый день приносил ему косточки, пирожок или котлету.

Уже через пару недель пес перестал провожать меня домой, а ночевал у нас во дворе, под навесом возле сарая с дровами. Я сделал для него место, постелив старую фуфайку. Родители, конечно, удивлялись, когда увидели, что у нас возле сарая живет чужая собака. Мама спросила меня, и я честно ей все рассказал: «Ты же видишь, что я его не держу, ему со мной нравится, разреши, пусть он живет у нас!» Мама покачала головой, а потом сказала: «Давай так: если этого пса придут искать, мы его отдадим безо всяких разговоров!» На том и порешили.

Как-то раз, когда мы с Полканом как обычно после школы играли на улице, неподалеку от старого дома, где он когда-то жил, неожиданно приехали его старые хозяева. На их окрик он подошел к ним, нерешительно виляя хвостом, дал себя погладить и тут же вернулся ко мне. Мне было неловко за его такое поведение, и я сам пошел к ним, хотя делать этого мне совсем не хотелось. Женщина достала что-то вкусное из сумки, дала девочке, чтобы та покормила пса, но стоило той протянуть руку, как неожиданно для всех пес на нее зарычал! Он стоял ко мне спиной, прикрывая собой, решительно расставив свои маленькие кривые ножки, и рычал на своих собственных хозяев! Увидев это, мужчина сказал: «Посмотрите, он защищает от нас этого мальчика! Теперь это его собака, не наша!» – и увел семью в дом, а мне на прощание сказал: «Я рад за тебя, Полкан хороший пес! Жаль, мы не смогли стать его друзьями! Береги его! Нам все равно его держать было негде».

Потом мы с Полканом спрятались за сараем, где нас никто не видел, я гладил его, целовал и говорил, что он мой лучший друг, а он прыгал вокруг, радостно повизгивая, лизал мне лицо и руки, словно бы говоря: «Ничего не бойся, хозяин, я тебя никому не отдам!» 

Уже очень скоро Полкаша, как мы его теперь звали, ходил с моей мамой в магазин и провожал меня до школы, чтобы потом к вечеру встречать. Иногда я брал деньги, которые мне выдавали на завтрак, покупал в магазине пирог с рыбой, и мы с моим псом делили его по-братски. Он обожал ходить со мной на рыбалку, бегать по кустам, купаться, а потом лежать рядом со мной в траве задрав лапы, чтобы я гладил его по животу.

Несмотря на свой небольшой размер, Полкаша был смелой и грозной собакой. Он ходил со мной повсюду и всегда готов был меня защитить. Один раз, когда моя мама возвращалась из магазина, какой-то пьяный стал к ней приставать, наш пес бросился на обидчика и разорвал ему все брюки. Он любил всех моих родных какой-то беззаветной, преданной любовью и из-за этого погиб.

Мою собаку отравил старый сосед, нелюдимый склочный старик, который воевал со всем двором. Мы жили в восьмиквартирном старом доме на берегу реки, где не было даже ворот, когда-то их сняли, собираясь починить, и больше уже не повесили. Но с нашим Полкашей это было не нужно. Наш маленький грозный охранник прятался в кустах, и стоило во дворе появиться чужому или пьяному, как он выпрыгивал из укрытия и бросался на врага. Своих пес не трогал, не любил он только этого вредного старика, который как-то раз, увидев его лежащим на дорожке, неожиданно с силой ударил Полкашу ногой в живот. Самое обидное, что с тех пор этот старик, напавший на нашу собаку, возненавидел её лютой ненавистью. Со злыми людьми всегда так: сначала они кого-нибудь ни за что обидят, а потом мстят своим жертвам.

Сначала этот старик жаловался всем соседям, какая страшная и неуправляемая собака наш Полкаша, и предлагал написать коллективное заявление в милицию, что мы завели бешеную тварь, а когда те в один голос заступились за любимца всего двора, с которым играли все дети, то отравил его, подсыпав яд в чашку с едой.

Когда мы Полкашу нашли, было уже поздно. От действия яда пес почти ослеп и шел только на наш голос. Его била дрожь, он весь горел, тыкался горячим больным носом нам с мамой в руки, лизал их, тихо скулил, словно бы плакал, прощаясь, а потом, покачиваясь, тихо ушел, чтобы больше никогда не вернуться.

После этого что-то перевернулось в моей детской душе. Нет, я не стал ненавидеть вредных стариков и ставить собак выше людей, но с тех пор усвоил, что иногда люди ведут себя хуже зверей, а собаки – честные, преданные и благородные.

Когда уже взрослым журналистом я собирал материалы для книги о царской семье, то узнал историю дружбы сына последнего российского императора и его собаки – спаниеля Джоя, бывшего со своим хозяином до трагического конца. Вроде бы она совсем не была похожа на историю из моего детства, но, прочитав о трогательных отношениях цесаревича Алексея и его преданного пса, я вдруг вспомнил историю своего четвероного друга, словно бы заново ее пережил. Потому что в жизни любых на свете мальчиков, где бы они ни родились и чем бы ни занимались, преданность, смелость, любовь и дружба были, есть и останутся главными на все времена.

Из-за слабого здоровья у маленького цесаревича было мало друзей, и Джой стал для него любимым преданным другом. Представляю, как они обрадовались, когда встретились! Кругом взрослые люди, занятые своими делами, которые только и спрашивают, как у тебя здоровье, доктора и строгие учителя, режим, то нельзя, то нельзя, и вдруг в этот взрослый скучный размеренный мир врывается рыжее счастливое чудо, бросается тебе на грудь, лижет лицо и руки и радостно лает: «Ты чего такой грустный? Прохода не дают со своими скучными занятиями? Да ну их всех! Давай убежим от них играть!»

И они убегали в парк в Царском Селе, где играли в охотников и индейцев, и следопытов, выискивающих разные тайны и клады, и в смелых разведчиков, как играл бы всякий нормальный мальчик, окажись на улице с настоящей собакой.

Несмотря на слабое здоровье, хозяин Джоя поблажек себе не давал, делал зарядку и успевал по всем дисциплинам, хотя это давалось ему гораздо трудней, чем другим. Всякий, кто болел и подолгу пропускал школу, может этот подтвердить. А он был смелым, решительным мальчиком, который с началом войны, в которую русские вынуждены были вступить, защищая братьев-сербов, упросил отца, императора Великой Российской империи Николая II взять его с собой на фронт. Наравне со взрослыми цесаревич Алексей стойко переносил тяготы походной жизни, участвовал в смотрах и переходах, при этом продолжая учиться. Это было условием отца: никаких походов без успешной учебы! Понятное дело, ведь слабых, жалеющих себя безграмотных полководцев не бывает, а бывают смелые и решительные, для которых любая немощь или невзгода – только повод быть еще решительнее и смелей! Пример тому наш великой русский полководец генералиссимус Александр Васильевич Суворов, который, как и цесаревич Алексей, с детства болел, простужался от малейшего сквозняка, да еще и всю жизнь хромал на одну ногу после того, как маленьким наступил на иголку. Все вокруг думали, что он всю жизнь проведет на больничной койке и ничего хорошего из него не получится, а он каждый день обливался ледяной водой, делал гимнастику и, несмотря на все болезни, не только успевал по всем предметам, но и самостоятельно изучал военные науки. Суворов стал одним из величайших русских полководцев, выигравшим множество сражений у самых сильных и могучих противников!

По воспоминаниям домочадцев, цесаревич и его новый друг почти не расставались, пес души не чаял в своем маленьком хозяине, а тот всегда держал его при себе. Царевич Алексей часто упоминал своего любимца в дневнике: 5 ноября 1916 года: «Со вчерашнего дня болей нет. Остаюсь пока еще в постели. П.В.П., Ж. (Пьер Жильяр – учитель царевича. – Прим. ред.), постоянно у меня. До завтрака написал письмо Мама. День провел как вчера: играл в морскую игру и в карты, слушал французское и английское чтение. П.В.П. прочел мне о подвигах телефониста Алексея Макухи. Джой и Котька (кот цесаревича. – Прим. ред.) постоянно при мне».

9 ноября 1916 года: «Наконец-то мне разрешено встать. Поднялся рано и пил кофе (ячменный) за общим столом. Написал письмо Мама. Катался на моторе до вокзала и обратно, захватив с собой Джоя и в первый раз Котьку. Тает и гололедица такая, что все падают наземь…».

А потом наступил 1917 год, началась страшная кровавая революция, все вокруг обезумели и стали стрелять друг в друга. Царскую семью арестовали революционеры-заговорщики и сослали в Тобольск. К счастью, Джоя и других питомцев царской семьи разрешили взять с собой. Страшно даже представить, что им пришлось пережить, но когда твой друг рядом, самые тяжелые невзгоды кажутся уже не такими тяжкими. 23 ноября 1917 года великая княжна Ольга писала своему учителю П. В. Петрову из заточения:  «…Джой, Ортипо и Джим (собаки Великих княжон. – Прим. ред.) процветают. Двух первых приходится гонять со двора, где они наслаждаются в помойной яме и едят всякую пакость…»

Несмотря на то что революционеры-большевики держали государя императора и его семью под арестом, они боялись их как законных правителей России, у которых подло и вероломно отняли власть, поэтому тайно перевезли царственных узников в Екатеринбург и заперли в Ипатьевском доме, откуда те никогда уже больше не вышли. Кровавые палачи совершили свое черное дело, безжалостно убив всю царскую семью, их домочадцев и близких. Они настолько обезумели от ненависти и крови, что безжалостно расстреляли даже собак царской семьи. Из всех выжил только Джой. Один из охранников Ипатьевского дома забрал его себе. Когда в город пришли белые и стали проводить расследование убийства царской семьи, то в рыжем породистом спаниеле безошибочно определили любимую собаку цесаревича Алексея, после чего арестовали убийцу и мародера. Так маленький преданный Джой и после смерти хозяина сумел ему послужить.

Полковник Белой армии Павел Родзянко вывез собаку царевича Алексея с собой в Англию, где он окончил свои дни на псарне английского короля и был похоронен на  кладбище королевских собак Виндзорского замка.

Денис Ахалашвили

 

Джерело:  http://pravlife.org

Додати коментар
Подiлитися: