Навiгацiя

Церковний календар

Новини / О прощении обид / О прощении обид

О прощении обид

12.03.2019

И действительно, если мы посмотрим на окружающую нас жизнь, то увидим, что в ней не так уж много прощения.

В романе Вальтера Скотта «Айвенго» есть такой эпизод. Рыцарь, обидевший даму, говорит ей: «Простите меня». Она отвечает: «Прощаю... Как христианка». И тогда шут говорит: «Это значит, что она вовсе не собирается его прощать». Что-то подобное часто можем наблюдать и мы.

Люди часто просят прощения, как шутил старец Иоанн Крестьянкин: «Я тебя прощаю, но слышать тебя нe хочу и видеть тебя не могу».

Один священник сокрушенно говорил, что бывает так: много лет помогаешь некому человеку, радуешь его, утешаешь, а потом он соблазняется неким незначительным твоим словом или поступком и перечёркивает все отношения. Один твой поступок, показавшийся ему плохим, в его сознании оказывается достаточным, чтобы и тебя причислить к злодеям. Почему так происходит? Потому, что тот человек на самом деле не дорожил тобой.

Мы часто обижаемся не на обиду, а на то, что кто-то нас не почтил как центр вселенной, то есть задел нашу гордость.

Хотя, конечно, часто бывает так, что перед человеком стоит вопрос о прощении того, кто постоянно отравлял ему его жизнь. Сама мысль о прощении такого человека приводит в ужас. И тем не менее Христос хочет от нас именно прощения.

Приведу такой пример. Митрополит Антоний Сурожский приехал причащать больных в больницу и, исповедуя одну женщину, спросил: «Вы всех прощаете?». А она ответила: «Я ни на кого не держу зла, но зятя моего не прощу ни в этой жизни, ни в будущей».

Митрополит сказал, что не сможет её причастить. И женщина уточнила, что обида слишком велика, чтобы ее простить. Тогда Антоний сказал: «Я сейчас пойду причащать других людей, а вы подумайте обо всём и через час я приду». Спустя час он услышал, что она всё-таки простила ради Неба.

Чтобы простить, нужно не считать другого чужим, но считать его близким. Важно не отделять его в своём сердце от себя. Это достигается молитвой о нём и о ситуации.

Очень помогает молитва о ситуации.

«Вот что рассказал однажды старец Варсонофий. К одному петербургскому священнику, отличавшемуся высокой жизнью, протоиерею Колосову, пришел однажды один из министров и жаловался: ‟У меня много врагов, которые безо всякой причины ненавидят меня и клевещут на меня государю, Я могу через их клевету потерять место, а если уйду, то государь может подумать, что враги мои правы, и имя мое будет запятнано. Как мне поступить?ˮ – ‟Молитесь за восстающих на вас, – ответил отец Колосов, — не только дома молитесь, но, главное, и в церкви поминайте и вынимайте частицы за их здоровьеˮ. – ‟Какая же от этого польза?ˮ – возразил министр. ‟А вот увидите. Каждая частица, вынутая из просфоры, означает душу человека. Частицы опускаются в потир и напояются Кровью Христовой. Послушайте меня, запишите на записочку всех врагов ваших так: Леонида, Иоанна, Владимира...ˮ – ‟Да-да. Вот Владимир-то особенно на меня ополчается...ˮ – ‟Ну так подавайте за него каждый деньˮ. Проходит неделя, другая, месяц, и его высокопревосходительство опять приходит к священнику. Поклонившись ему в ноги, он начал благодарить его. ‟Батюшка, прямо чудо совершилось, – говорил он. – Мои прежние враги не только больше не восстают на меня, но относятся ко мне с уважением и любовью. Вот какое чудо совершил Господь. И вам советую: молитесь за врагов ваших – и они обратятся в друзей. Молитвою вы спасете и их души от сетей врагаˮ».

Антоний Сурожский приводит такую историю: «Как-то пришли ко мне два человека. Они были во вражде и искали случая друг другу все высказать, что только могли, вылить весь свой гнев, вылить весь яд, который накопился в их душах, и решили это сделать в моем присутствии, в надежде, что я не дам одному перебивать другого, что они все смогут сказать, всю ненависть вылить. Они начали говорить. Я слушал и чувствовал, что никакими силами не смогу их убедить в том, что вражда разрушает их самих, что единственное спасение для каждого из них – примирение с другим Меня охватило тогда почти отчаяние (я был молодым священником, это было больше тридцати пяти лет назад). И вдруг мне пришла мысль, что Христос в Евангелии приказал ветру и волнам в буре притихнуть, и они умолкли и притихли. И я тогда обратился ко Христу: Господи, я ничего не могу сделать – Ты приди и произнеси слово мира, а я буду с Тобой, я буду молиться так, чтобы Ты мог быть среди нас и мог совершить чудо... Помню, я сидел и мысленно говорил: Господи! Будь с нами, дай Твой мир, который ничто на земле не может дать... И вдруг я заметил, что спор начал утихать, что горькие слова перестали ранить другого, и в какой-то момент оба человека заговорили о том, что – не пора ли примириться, не пора ли из безумия вернуться к чему-то более разумному».

Святой Иоанн Лествичник советует от злопамятства вспоминать страдания Христа и смиряться на словах перед обидчиком. И тогда мы, устыдившись своего долгого перед ним лицемерия, станем относиться к нему хорошо. Многих удивляет этот совет святого отца. Многие говорят: неужели лучше нам лицемерить? Но Лествичник считает, что это действительно будет лучше открытой ссоры.

Там, где некоторые психологи предлагают конфликт, святой отец говорит о хотя бы внешнем добром отношении к человеку.

Приведу пример. Один человек, которого в течение 33 лет постоянно избивали дома, однажды обратился к светскому психологу с просьбой о помощи. Психолог посоветовала постоять за себя. Этот совет был совершенно не соприроден душе этого скромного человека. Но всё же он во время следующего на него нападения попробовал защищаться. В результате ему сломали нос и выгнали из дома. Целый год он жил у друзей и посылал деньги на содержание избивавшего его садиста. Спустя год садист разрешил ему вернуться домой. Унижения и оскорбления так же преследовали молодого человека. Но он решил применить совет Лествичника: внешне и на словах смиряться перед злодеем. В результате этот человек пришел к тому, что смог простить мучителя и даже желать тому спасения. Его всё бьют и мучают дома, а он стал внутренне свободен в этой тяжелейшей ситуации. Имея возможность уйти и жить у друзей, он остаётся в доме страданий, ради того, чтобы содержать родителей. Прощение нужно нам самим для того, чтобы Господь максимально полно мог действовать в нас, но оно не означает, что прощёный человек быстро переменится или переменится вообще.

И тем не менее духовные люди говорят о благотворном влиянии прощения на отношения с обидчиком. Почему? Потому что каждый человек чувствует душу другого. Наше отношение передаётся другому, даже если мы не выражаем его словами. Поэтому у нас всегда есть шанс, что наше добро породит добро. Ведь не случайно же сказал святой Феофан Затворник, что любовь возжигает любовь.

Старец Паисий Афонский: «Скорбит ваша душа о человеке – не словами его исправляйте, а молитесь за него, плачьте о нем, подавайте поминовения в церковь. И думайте об этом человеке только хорошо: добрые помыслы – великая сила».

Однако, даже прощая человека, мы должны трезво оценить исходящее от него зло. Прощение не означает, что мы обязаны открывать перед этим человеком душу.

Пример этого – Сам Христос. Он открывался людям в разной мере. Так, ученикам Он изъяснял всё, народу говорил притчами, а Ироду вообще ничего не сказал и не ответил ни на один вопрос.

Вообще, душу не нужно открывать всякому человеку, но единомышленному нам и духовному.

Всё это нужно учитывать при прощении. Бывает ведь и так, что прощая мы понимаем, что общение невозможно. В таком случае можно отложить общение до рая, до тех пор, пока мы с ним не спасёмся и там, в раю, уже будем как братья, чего по определённым причинам не могло быть на земле. Важно только желать человеку спасения. Ведь любой конфликт, любая обида не стоят того, чтобы мы хотели обречь другого на вечные муки.

Лучше всех это понимали святые. Это кажется немыслимым, но милующее сердце святого есть отражение милости Христовой. Приведу по этому поводу знаменитые слова святого Исаака Сирина о сердце милующем: «Что такое чистота? Кратко сказать: сердце, милующее всякую тварную природу... И что такое сердце милующее? И сказал: возгорение сердца у человека о всем творении, о человеках, о птицах, о животных... и о всякой твари. При воспоминании о них и при воззрении на них очи у человека источают слезы. От великой и сильной жалости, объемлющей сердце, и от великого терпения умаляется сердце его, и не может оно вынести, или слышать,  или видеть какого-либо вреда или малой печали, претерпеваемых тварью. А посему и о бессловесных, и о врагах истины, и о делающих ему вред ежечасно со слезами приносит молитву, чтобы сохранились и были они помилованы, а также и о естестве пресмыкающихся молится с великою жалостью, какая без меры возбуждается в сердце его до уподобления в сем Богу».

Такая позиция ценна тем, что приобщает человека к благодати. А в благодати легко переносить то, что без неё кажется совершенно невыносимым.

Притча о неверном управителе имеет ещё и мистический смысл. Он таков: каждый человек должен Богу дать ответ за некую меру греха, больше или меньше. Но часть этой вины есть вина перед другими людьми за то зло, которое он совершил перед ними. И если тот, кого он обижал, скажет Богу: «Господи, если бы не его зло, я бы не вырос в свою меру добра. Я прощаю его и прошу Тебя не осудить его за причинённую мне боль» – тогда эта часть вины будет с него снята. А мы поступим как догадливый неверный управитель, который был прощён своим господином.

Поговорим теперь о прощении тех, кого мы любим.

У Антония Сурожского есть такие истории:

«Помню, однажды в Америке я зашел в старый храм. Я просто зашел посмотреть и увидел: сидит человеку охватив голову руками в состоянии, как мне показалось, глубокой подавленности. Я подошел к нему, обнял за плечи и сказал: ‟В чем дело?ˮ (Это очень не по-английски, но русские – они русские, дикари). Он обернулся ко мне и начал плакать, а потом рассказал, что женат уже двадцать пять лет, что он священник. И он обнаружил, что больше не любит свою жену, и единственный выход для них – расстаться. А если он расстанется с женой, то расстанется и со священством, потому что это будет полный крах всего, во что он верил.

Мы поговорили, не очень долго, но действительно, что называется, ‟от сердца к сердцуˮ. И я посоветовал ему пойти домой и, прежде чем позвонить в дверь, остановиться и осознать, что он ищет не девушку, на которой женился двадцать пять лет назад, что он не станет искать черты, которые он видел некогда, и в целом девушку, которой больше нет; он остановится и скажет себе: я звоню в дверь незнакомой женщины. Кого я встречу? – и спросит себя, может ли он полюбить эту женщину, которую прежде никогда не видел. Он так и сделал, и потом написал мне, что никак не ожидал того, что случилось. Он остановился, отбросил все прежние образы, позвонил в звонок и взглянул в лицо женщины, открывшей дверь; и влюбился в нее».

Не прощая мы сами страдаем, потому что душа тогда находится в помрачении. И когда прощаешь серьёзную обиду, в душу зримо входит свет.

Важно только избегать малейшего начала непонимания и отчуждения. Необходимо ощущать родного как родного. Это облегчает возможность простить его.

Тот, кто обижает нас, сам в себе носит наказание. Вот одна история об этом.

«В книге пророка Даниила есть рассказ о том, как пророк молился Богу, и вдруг он увидел свою молитву, которая не поднималась, как огненное пламя, к небу, а которая, как серый темный дым, влачилась по земле. И он воскликнул и говорит: ‟Господи, неужели моя молитва такая нечистая, такая недостойная, что она не может подняться к Тебе?ˮ И Господь ему ответил: ‟Нет, твоя молитва правдива, но ты оскорбил одну вдову. Ее молитва о том, ее плач о себе как бурный ветер, который твою молитву сбивает к земле. Она ко мне подняться не можетˮ. Вдова не молилась о том, чтоб пророк был извергнут, презрен. Она только кричала свою боль, и этот крик оказался как бурный ветер, который не допускал пламенной молитвы пророка подняться на небо».

Епископ Митрофан Никитин говорил, что серьёзную обиду можно простить только ради Христа.

Что же делать человеку, желающему простить другого?

Если само прощение крайне трудно для нас, то мы можем подготовиться к нему серией действий.

Так, возможно никогда и нигде не говорить об этом человеке плохо. Это трудно, но посильно нам. Мы можем подавать его имя на литургическое поминовение. Это нелегко, но именно это может восстановить отношения. Олеся Николаева говорила, что со своими обидчиками, имена которых она подавала на Литургию, чуть ли не подружилась, так как их отношение к ней изменилось.

Литургическое поминовение поможет нам со временем молиться об обидчике. Молитва поможет ощутить его родным человеком, желать ему добра. Это и будет прощением.
Древние христиане считали, что если их кто-то обидел, значит Бог даёт им власть простить обидчиков. И если они простят, то и Бог с обидчиков не спросит. И это дело Христово, которое могут совершать Его ученики на земле.

Артем Перлик

Джерело:  http://pravlife.org

Додати коментар
Подiлитися: