Навiгацiя

Церковний календар

Новини / В чем тайна праведного Иова Многострадального? / В чем тайна праведного Иова Многострадального?

В чем тайна праведного Иова Многострадального?

13.12.2018

Нет ни одной книги на земле, которая подошла бы к этой тайне так просто, так глубоко и так всеобъемлюще, как книга Иова. Ни Шопенгауэр, ни Гартман, ни какая другая философия печали и скорби человеческой, ни произведения художественной мировой литературы не дают столь ясной глубины познания страданий, как книга Иова.

Рядом с познанием страданий стоит в этой книге познание человеческого усыновления Богу, – вне этого второго нельзя проникнуть в первое. Вот отчего в мире так много людей не понимающих страдания, неистинно переживающих человеческую скорбь. Но ничто так не нуждается в раскрытии, освещении и познании, как тайна человеческих страданий, среди которых мы живем.

Философия Будды считает страданием человеческую жизнь и хочет уйти от страдания, уходя из смысла жизни. Некоторых прельщает эта мудрость. Нам она кажется земной, «человеческой», извращающей путь истинного приятия жизни. Нельзя считать нашу жизнь миражем в том смысле, в каком ее хотел считать Будда. Жизнь есть реальность; правда, не та, которую замечает в этом мире большинство людей, но жизнь есть великая реальность, – не мираж, не Майя.

«Господь дал, Господь и взял» – эти великие слова вот уже четыре тысячи лет с благоговением повторяет человечество в самые высокие минуты жизни, в минуты подлинного усыновления человека Богу – в минуты познания тайны страдания…

Иов познает свое бесконечное ничтожество, и тщетность всех своих слов; тем не менее он считает себя вправе, как человек, задавать некоторые вопросы, искать и разрешать некоторые недоумения. Иов хорошо понимает, что «если я буду оправдываться, то мои же уста обвинят меня», и что «если я невиновен, то Он признает меня виновным»…

Иов говорит то, что говорят, опять, очень многие в мире: «Праведники страдают, а грешники радуются, веселятся, властвуют, владеют странами, господствуют. Живут весело, хорошо, в богатстве и довольстве». Иову не ясно, как это может быть: при Божьей власти над миром; он ищет разрешения этой загадки, но снова чувствует, знает, ясно видит, что всякое земное человеческое мудрование – дым, прах, пепел.

Опять раздвоение в душе Иова: с одной стороны он задает дерзновенно вопросы Богу с великим душевным воплем, и алчет ответа на них, с другой – чувствует все свое окаянство, всю свою нищету духовную, сознает, что вся его мудрость, все его рассуждения человеческие и вопросы – все это ничтожно. И может быть в этом заключается высшее страдание Иова. Поистине, никакая другая книга человеческая не входит так глубоко в религиозную тайную сущность вопроса жизни и страданий, как книга Иова.

Книга Иова читается в храме во время Страстной Седмицы, когда в сознании верующих проходят страдания Спасителя, и Иов, по мысли Церкви, является прообразом Спасителя, безвинно страдающего праведника, Сына Божия, Бога.

В шестнадцатой главе книги Иова мы читаем пророческие слова: «Разинули на меня пасть свою; ругаясь бьют меня по щекам, все сговорились против меня. Предал меня Бог беззаконнику и в руки нечестивых бросил меня».

Действительно, всякий человек, который задает себе метафизические вопросы, который углубляется в религиозную философию, ищет разумного оправдания своей жизни, должен учесть прежде всего одно совершенно непреложное обстоятельство: полную немощь, полную слабость всех своих человеческих познавательных способностей и сил.

Возьмем простой пример: мы, люди, знаем, сколько тысяч километров вокруг земли и в поперечнике ее. Мы измерили нашу землю точно, но попробуем в своем уме представить ее величину, как мы представляем величину яблока. Ни у кого из нас такой опыт не выйдет. Мы можем представить в уме размеры глобуса, но представить в уме же подлинную величину земли (которую абстрактно, математически, в числах, мы хорошо знаем), – мы не можем, это не вмещается в наш разум… Если мы эту внешнюю, физическую землю, этот маленький шарик, эту пылинку в пространстве вещественного мироздания не можем вместить в свою земную мысль то, конечно, мы совершенно бессильны познать нашим темным разумом, нашим логическим познанием чистую реальность Духа. Это совершенно невозможно – вне откровения Духа.

Эпилог мы знаем. Возвращено было Иову его прежнее благосостояние и здоровье в двойном изобилии. Иов имел других детей (не потеряв и первых, ибо все живо у Бога) и не было прекраснее детей его.

Но, конечно, не в этом эпилоге смысл прекрасной книги. Этот конец есть только символ духовного апофеоза правды. Не в физическом здоровье и не в тленном богатстве быстротекущей жизни смысл бытия человеческого на земле – венец милости к человеку в вечности.

Венец в том, что Господь усыновляет человека и причисляет его к Своему крестному пути правды в ветхом мире, и страдая за рабов своих, страдает в сынах, распространяет пределы Своего Страждущего Богочеловеческого Тела на тела всех сынов своих и страдания Богочеловеческой Души Своей на их души. Так рождается новый мир. Это великая тайна строительства Церкви, Нового Мира на крови Агнца и агнцев.

Но не для всех одинаково раскрывается в мире эта тайна. Ибо она не может быть ни понята, ни принята во всем ее благословении, вне чистых путей усыновления Богу, вне великой к Богу любви. Лишь эта любовь (пусть тайная, пусть молчаливая) раскроет до конца и оправдает все стремления.

Тайна Иова. О страдании

 

Джерело:  https://pravlife.org

Додати коментар
Подiлитися: