Навiгацiя

Церковний календар

Новини / Господь строил, а я был у Него прорабом / Господь строил, а я был у Него прорабом

Господь строил, а я был у Него прорабом

12.07.2018

Ответы батюшки были преисполнены юношеской бодрости, юмора и оптимизма. Говорили о далеком тяжелом детстве, о любви к Богу и людям, о молитве и священнической ответственности.

 

При этом невольно вспоминались слова апостола: «Всегда радуйтесь, непрестанно молитесь, за всё благодарите» (1 Фес. 5:16-18). 

 

Общаясь с отцом Всеволодом, также понимаешь, что за плечами этого неутомимого человека колоссальный жизненный опыт, с радостями и разочарованиями, испытаниями и искушениями, преодолевать которые батюшке всегда помогал Господь, Которому он без остатка посвятил свою прекрасную жизнь.

 

У МЕНЯ ВЫХОДНЫХ НЕТ, РАЗВЕ МОЖНО ИМЕТЬ ВЫХОДНОЙ У БОГА?


— Батюшка, с каким настроением Вы встречаете своё 80-летие? О чем Вы думаете?
— Я каждый день в церкви. Когда ты в церкви, ты думаешь о церковном: либо о пастве, либо о скаутах, либо о дендрарии (смеется)... Обо всем этом думаешь, и все проблемы церковной жизни у тебя в голове. Мои мысли всегда возле Бога, и возле Церкви, возле нашей веры, возле службы, возле всего того, из чего состоит церковная жизнь. У меня выходных нет, разве можно иметь выходной у Бога или, скажем, выходной от любви?.. Каждый день приходят люди, и каждому нужно дать совет. Случается, приходит женщина: «Батюшка, хочу рассказать про свою беду, про свои проблемы!» «Рассказывай», — отвечаю. И слушаю её монолог. Потом спрашиваю: «Ну что, полегчало?» Она радостно: «Да, батюшка!..» (смеется). Понимаете, она говорит и выливает из души свой груз, то, что у нее наболело на душе. Вылила мне всё и на душе ей стало легче. Ей стало легче, и мне радостно, что она рассказала про свою беду, про несчастье. Я помолюсь о ней Богу, поблагодарю Его за то, что душа человеческая получила облегчение. Потому что очень важно понять, что на душе у человека, войти в его положение, пожалеть его, вместе погрустить или порадоваться его радостям. Это очень важно... Это приносит радость душе. Так мы исполняем главную заповедь Господа любить ближних своих. С годами это уже становится необходимостью.


— А когда у Вас просят материальной помощи?
— Это тоже неотъемлемая часть нашего служения — милосердие. Так набегает за месяц немалая сумма денег. Это тоже социальное служение. В Евангелии говорится: «Просящему дай». И уже никуда не денешься... (смеется)


— Батюшка, но просящие ведь бывают разные...
— Да. Много тех, кто обманывает. Знают, что у этого батюшки можно просит и он не откажет, и приходят. И лапшу мне на уши вешают... (смеется) Но все равно даю, правда меньше... А тем, кто правду говорит — сколько они просят... Всякие случаи бывают...

 

В ДУШЕ МНЕ 18!


— Скажите, а вот душа — она ощущает свой возраст? Вы ощущаете себя на восемьдесят?
— Мне восемнадцать лет!.. (смеется) И это правда!.. Именно так я себя ощущал в восемнадцать, и когда было тридцать, пятьдесят и шестьдесят...


— А почему так?..
— Потому что душа не умирает. Душа не стареет, она — вечная.


— Но ведь бывает, что душа умирает из-за смертных грехов еще до физической смерти?
— Да. Бывает, что душа не выдерживает того греховной нагрузки и впадает в отчаяние, грех её полностью поглощает. Человеку кажется, что он живет, но душа при этом умирает... Человек борется-борется с грехом, а потом «лапки вверх» — сдается в плен, и уже живет по греховному закону, и ничего поделать не может, грех полностью его порабощает. Так бывает с наркоманами, алкоголиками, прелюбодеями и сребролюбцами, властолюбцами, всеми, кто отдал себя в плен какой-то страсти.


— Пожилые люди рассказывают, что, оставаясь наедине или просыпаясь ночью, думают о скоротечности жизни, о его окончании и т.д. Для вас это характерно?
— Нет. Я уже 42 года священник, и моё священническое сознание так отчеканилось, что отчеканить его невозможно... (смеется) Вот я просыпаюсь ночью и тут же вспоминаю какую-нибудь болящую или болящего, и автоматически молюсь: «Помяни, Господи, о здравии и спасении болящих Вадима, Евгению, Елену...» и так далее... Они мне приходят на мысль, я их вспоминаю, и молюсь. Это уже не от меня зависит, я просто по-другому не могу... Точно так же и за упокой молишься. Кто-то почил, и молишься: «Упокой, Господи, новопреставленного раба Твоего...» и так далее...

 


А бывает, на ум песни приходят народные украинские, и я про себя их напеваю... Помню, в молодости, возвращаемся домой из клуба вечером и по дороге поем, слышно пение в селе в том уголке, и в том... С работы люди идут уставшие — поют, собираются вместе — поют... Это было прекрасно. Сейчас уже не так... Когда человек поет, то у него душа поет. А в церковном пении он прославляет Бога. Бывает так и на протяжении дня неожиданно в душе пение Херувимской или «Богородице Дево, радуйся»...


— То есть уныние Вам не свойственно?
— Нет. У нас в семье все были оптимисты, особенно мама. Она уже была больна перед смертью, буквально за три дня я спрашиваю: «Мама, как Вы?» А она еле-еле поднимает правую руку и большой палец, мол «хорошо!», и улыбается... Такой оптимизм был характерен для неё до самого конца жизни. Так и у меня...


ГОСПОДЬ СТРОИЛ, А Я БЫЛ У НЕГО ПРОРАБОМ


— Батюшка, а когда Вы задумали строительство такого колоссального комплекса, Вас не пугали его габариты? Это же и представить страшно! Где взять средства, людей, чтобы все вышло, как нужно, чтобы не случилось какой-нибудь беды, и так далее — всякие сомнения, опасения?..
— Вовсе нет! Помните, как сказал пророк Давид в псалмах: «Аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущии» (Пс. 126:1) Господь строил, а я был у Него прорабом!.. (смеется). Бог руководил, а я исполнял ту работу, которую Он мне доверил. Тем более что у меня есть строительное образование и многолетний опыт строителя. Так Господь устроил. Господь знал, что мне нужно выучиться на строителя, поработать, получить опыт практический, и тогда уже призвал меня в семинарию и академию... 

 

И Я ПОДУМАЛ: ПОЧЕМУ БЫ НЕ ОТСТРОИТЬ ХРАМ В РОДНОМ СЕЛЕ, ГДЕ ПРОШЛО МОЁ ДЕТСТВО...


— Батюшка, а у себя на родине, в родном селе, Вы тоже храм построили. Расскажите об этом.
— Там был храм деревянный Рождества Богородицы.


— Вас там крестили?
— Нет, меня крестили во время войны. Отец был на фронте, а мы жили в городке Сквира (это районный центр), у моей тётки, маминой сестры. Женщины сплачивались, так как мужчины были на фронте. Жили тяжело, орали на корове, потому что коней всех забрали на фронт. Был священник, который ходил по людям, служил молебны или панихиды, крестил или отпевал и т.д. И как раз во время этой войны меня крестили, и я помню, как меня, четырехлетнего, водили вокруг купели, которую поставили прямо в хате, и пели: «Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся...» И крестные были — дядя Коля и тётка Поля. Они уже умерли давно, и я о них и до сих пор молюсь.


Так вот, после войны мы вернулись в село Чубинцы. Отец вернулся с войны в 1946 году и в селе был директором школы, проработал там 40 лет. А в конце 1946-го был голод, и отец ездил на Западную Украину, покупал там картофель, чтобы как-то выжить. Один раз его ограбили, и он вернулся ни с чем... Мы в речке граблями выгребали моллюски, жарили на сковороде и ели... Очень тяжелое время было. Помню вдов, женщин, чьи мужья не вернулись с фронта. Как они орали на скоте...


У нас был старинный деревянный храм Рождества Богородицы, мы жили напротив него в дьяконской хате. Дьякона уже давно не было, и священника тоже. Храм был закрыт. И вот, в 1947 году зимой мы все проснулись в хате от взрыва. Я спрашиваю маму: «Что случилось?» А она отвечает: «Сева, церковь взорвали...»

 

И вот, когда я стал священником, пришла такая мысль: «А почему бы тебе не воссоздать ту церковь в селе Чубинцах, кто ж её в глухом селе отстроит?» И я начал понемножку воплощать эту идею в жизнь. Это было в начале 1990-х. Воссоздали фундамент и начали делать кладку. Фундамент был из бута, мы на нем сделали железобетонный пояс и стали класть стены из кирпича. И так постепенно построили храм. Правящий архиерей митрополит Белоцерковский и Богуславский Августин благословил туда священника. Ну а я уже там считаюсь почетным настоятелем, приезжаю, когда есть возможность, помолиться в том храме, пообщаться с людьми, посетить могилы родных.


Раньше, бывало, мне звонят из Чубинцов: «Батюшка, дождя нет уже два месяца, приезжайте, помолитесь». Ну, приезжаю, отслужу молебен, возвращаюсь, не успею немного отъехать, как дождь пошел. И так было каждый раз. Не помню, чтобы служил молебен и не пошел дождь. А был такой эпизод. Не было дождя, люди молчат, не приглашают, и я решил сам помолиться. Все добросовестно вычитал — нет дождя! А потом люди пригласили, помолились вместе — и пошел дождь! И я понял — мне дождь не был нужен, у меня не было огорода, я ничего не выращивал. А вот когда люди попросили и мы стали вместе молиться — дождь пошел по их вере... Как сказал Спаситель: «По вашей вере да будет вам».


О МОЛИТВЕ


— А вообще, батюшка, как Вы себя настраиваете на молитву?
— К молитве нужно относиться очень серьёзно, особенно к Евхаристии, к Литургии. Нужно быть очень сосредоточенным и бодрым, не отвлекаться, вкладывать душу в каждое слово службы Божией. Тогда служба проходит на подъеме и люди это чувствуют. У меня в храмах, где бы я не служил, всегда было много людей, и я за это благодарю Бога, потому что старания от нас, а помощь от Господа... Людям не нужно втолковывать: ходите в церковь, молитесь! Нужно самому свою душу отдавать служению, и люди без вразумления это почувствуют и пойдут за вами.

 


ОБ ИДЕЕ СТРОИТЕЛЬСТВА СОБОРА В ЧЕСТЬ КНЯГИНИ ОЛЬГИ


— Вы служили в Крестовоздвиженской церкви в Киеве настоятелем... А как возник Свято-Ольгинский приход?
— Я служил в Крестовоздвиженской церкви на Подоле. Филарет меня оттуда снял и перевел на Лесное кладбище. Но и там за мной пошли люди. А потом приснопамятный о. Михаил Бойко пригласил меня на проспект Мира, где открылся Михайловский приход. И я там служил три года. На Левом берегу вообще храмов не было, и спустя какое-то время я подумал: а почему бы не построить церковь на Харьковском массиве? Людей живет много, а для духовного окормления храма нет. Пришел к Блаженнейшему Митрополиту Владимиру с этой идеей, а владыка и говорит: «Вы очень вовремя пришли. Сейчас крайне необходимо строить новые храмы». И после благословения владыки подготовил соответствующие документы, и начали строительство. А место это святое. Тут после закрытия Киево-Печерской Лавры в 1926-м году подвизался в землянке печерский монах Израиль (или Иаков в переводе), он был прозорливым, святой жизни. К нему шли люди. А потом НКВД проведало о нем, и решено было его арестовать. Люди сообщили об этом монаху и предложили ему переправиться на правый берег Днепра. И когда он плыл по тихой ясной погоде, его лодка растаяла в воздухе, исчезла. Может, Матерь Божия его забрала на небо, а может невидимо перенесла в другое место... У Бога все возможно. И эти дубы вокруг собора, где стояла землянка монаха, с тех пор сохранились, им уже более ста лет...

 


— Скажите, а почему приход зарегистрировали именно в честь святой княгини Ольги?
— Этот же вопрос мне задал Блаженнейший Митрополит Владимир, когда я пришел к нему за благословением. Я тогда ответил: «Святой Владыко, в Киеве есть собор князя Владимира, построенный в честь 900-летия Крещения Руси, хотя он в плену раскола, но рано или поздно вернется к канонической Церкви, и было в Киеве несколько храмов в честь святой княгини Ольги, но они уничтожены в 1930-х годах. А сейчас духовное возрождение Украины, бывшей Киевской Руси. Так что логично наш будущий собор посвятить именно княгине Ольге, бабушке святого князя Владимира, ведь по её молитвам её внук-язычник стал христианином, она была, как Вы знаете, крещена в Константинополе и у неё был царский ум. Она и ныне молится за нашу землю, о возрождении православной веры по всей земле...» Владыка был очень доволен моим ответом и благословил святое дело строительства. По его молитвам Господь нам помогал во всем. За 20 лет вырос наш церковный комплекс, пять уникальных сооружений во главе с собором святой княгини Ольги.


— Батюшка, напомните, в какой последовательности шло строительство?
— Первым построен храм святого князя Всеволода-Гавриила. Там ежедневная продолжалась молитва. Потом была возведена воскресная школа и хозяйственный корпус с актовым залом, трапезной, параллельно заложили нижнюю часть собора, где со временем начались службы в храме в честь святых Константина и Елены. Это тоже символично, потому что и крещение самой княгини Ольги, и князя Владимира напрямую связано с Константинополем, как и Крещение Руси. Последней была возведена колокольня.


— Не вспомните по датам?
— Приход был зарегистрирован в 1994 году. Первая служба была совершена в актовом зале ЖЕК-1406. В 1997-м было начато строительство церкви святого благоверного князя Всеволода. 19 апреля 1998 года, на Пасху, первая служба прошла в подвале этого строящегося храма. 10 декабря 1998 года Митрополит Владимир освятил храм. В 2000-м была возведена трехэтажная воскресная школа. Также был сооружен хозяйственный корпус, в котором размещается трапезная, спортзал, актовый зал, просфорная и комната для приема паломников. Осенью 2004 года состоялась закладка собора. 24 июля 2005-го была освящена закладная капсула. В декабре 2010 года в соборе начались службы.


— В сжатых строках цифр новейшая история храмостроительства...
— Да...

 


ЗАВЕТ ПОТОМКАМ


— Батюшка, Вы воспитали целую плеяду священников. И сегодня Вы один из старейших и авторитетнейших священников Киева и Украинской Православной Церкви. Не даром на первой встрече Блаженнейшего Митрополита Онуфрия с духовенством Киевской епархии именно Вам было поручено поприветствовать его букетом белых роз... Какие Ваши пожелания новому, молодому, поколению нашего священства?
— Во-первых, чтобы они ни в чем не предавали нашу древнюю православную вере. Это самое главное. Во-вторых, если у батюшки возникают какие-то проблемы, трудности, всё нужно соотносить со Священным Писанием, с канонами и правилами Святой Церкви. В этом нужно быть непоколебимыми. Далее — нужно превыше всего отдавать себя пастве и богослужению. Семья, хозяйственные дела — всё это прекрасно, но душпастырское попечение людей и служба Божия должны быть превыше всего. Нужно жить Церковью и для Церкви, любить всё церковное, дорожить ею, так как в Церкви Бог, а мы Его слуги. Будьте смелыми, будьте терпеливыми, любвеобильными к людям, к каждому, кто переступает церковный порог, ко всем людям. Никогда не пренебрегайте людьми и не ругайте их — они очень это чувствуют. Обязанности свои нужно исполнять четко, без изъянов, по-Божьему. И Бог всегда будет у вас в помощи.


О ПОЛИТИЧЕСКИХ ИСКУШЕНИЯХ И ГЛАВНОЙ ЗАПОВЕДИ ХРИСТА


— И напоследок. Батюшка, как противостоять всяческим политическим страстям, информационной войне, которая сейчас выливается на сознание людей? Очень много искушений от политики...
— Не мы руководим миром, а Бог. Нужно положиться во всем на Промысл Божий, на Его святую волю. В политику не нужно лезть, потому что там, как в болоте, можно утонуть. Как Богу угодно, так оно и будет. Нужно перед глазами души видеть не политических кумиров, а Христа, нашего Спасителя, Который заповедал нам искать прежде всего Царства Небесного, а все другое нам будет дано. Аминь!


Беседовал Сергей Герук


mitropolia.kiev.ua


Перевод редакции журнала «ФОМА в Украине».

Джерело:  http://foma.in.ua

Додати коментар
Подiлитися: