Навiгацiя

Церковний календар

Новини / О последнем завещании Господа перед распятием / О последнем завещании Господа перед распятием

О последнем завещании Господа перед распятием

05.05.2018

Всего наставлений два: служить друг другу и совершать Литургию.

Вокруг Литургии строится вся Церковь и всё, что в ней есть. В Литургии смысл стояния мира, потому что именно она соединяет людей с Богом нерасторжимой вечной связью. На Литургии хлеб и вино Христос прелагает в Свою кровь и Своё тело, и человек, причащаясь им, принимает в себя Бога. Когда мы едим обычную пищу, она становится частью нас, а когда принимаем Евхаристические Тело и Кровь, то становимся Божьими, так как Он соединяется с нашими душой и телом.

Литургия – момент вечности. На ней реально нет времени, а есть вечность. Мы реально становимся участниками Литургии, которую Христос совершил в Сионской горнице. Потому не много Литургий, но всегда одна Литургия, и совершает её всегда Сам Христос. Священник – Его литургический образ, руками священника творит Христос.

Литургия – служба служб и таинство таинств. Она делает Церковь Церковью.

Митрополит Вениамин Федченков: «После пресуществления ясно говорится о соединении всех в царстве Троицы… Это яснее сказано у святого Василия Великого тотчас же после преложения Святых Даров: ‟нас же всех, от единого хлеба и чаши причащающихся, соедини друг ко другу через Единого Духа Святого причастие”».

Смысл Литургии – в явлении царства небесного в людях. А где Царство Небесное – там сопричастие всех друг ко другу, сопричастие любви. Это всеединство рождается через причастие Христу. По мере своего самоотвержения и участия в Таинствах человек начинает жить Христом, а это и есть духовная жизнь. По мере духовной жизни человек возрастает в Духе Святом, а именно Дух даёт человеку силу любить не страстно, так как любовь есть дар Божий.

Святой Иоанн Кронштадтский: «Нет ничего выше и более Литургии – ни на небе, ни на земле».

Святой Пафнутий Боровский был священником, но из-за великого благоговения службу не совершал. Однажды в соседнем монастыре не было священника на воскресную Литургию, и монахи попросили отслужить святого Пафнутия. По окончании службы святой сказал: «Больше меня никогда не зовите, даже если будет смертная нужда, так как человек не может видеть это и остаться в живых».

Митрополит Вениамин Федченков говорит, что когда совершается Литургия, то освящение получают все родственники прихожан этого прихода, а также их дома и дворы.

Святой Иоанн Кронштадтский сравнивает Литургию с рычагом, которым можно весь мир подвигнуть к добру и свету, к Богопричастию. Он говорит, что только благодаря Литургии козни всех врагов Церкви, видимых и невидимых, пропадают впустую.
Незаметно, но верно Литургия ведёт весь мир к свету.

Вселенная литургична, обращена к Богу и человеку. Литургия есть любовь явленная, и поэтому она исполняет самое важное желание человека – быть любимым по-настоящему. Как говорил митрополит Антоний Сурожский: «Когда Христос явился мне, тогда я понял, что любим». На Литургии человек может ощутить, что любим, и жить любимым и любимыми. Святой Василий Великий утверждает, что в Церкви человек обращён не только к Богу, но и к другому человеку. Мы идём в Церковь за любовью Самого Христа. Эта любовь может быть явлена и в тех людях, которые живут Христом. Но жить Христом человек без Литургии не может.

Святой Иоанн Кронштадтский: «Главное предназначение литургии – делать земных людей небесными».

Условия приобщения:

Вера в Христа.
Любовь ко Христу.
Испытание самого себя: «Со страхом Божиим и верою и любовью приступите».

Признак подлинной любви – желание постоянного общения и желание с радостью отдавать себя в жертву. Нам надо чувствовать постоянную жажду Причастия. Оно должно быть нормой каждого христианина. Причащаться нужно из любви к Христу, а не потому, что заболел или в дорогу собрался. Святые отцы учат о как можно более частом причащении. Нельзя причащаться меньше двух раз в месяц, а больше – по благословению духовного отца. Враг будет стараться отвратить нас и от этих двух раз в месяц, но мы всё равно должны причащаться.

Бог хочет нам Себя подарить гораздо больше, чем мы хотим принять. Литургия совершается каждый день, и Христос каждый раз предлагает всем верным чадам приступить к Нему, чтоб нам дать, а не у нас взять. И не может быть христианином тот, у кого есть дела, которые для него важнее Причастия. Норма – чтобы человек постоянно чувствовал жажду общения с Господом.

Но апостол предупреждает и об испытании себя. Ведь Бог – огнь поядающий, Он и грех – несовместимы, и нужно выбрать – или быть с Богом или с грехом.

Без искреннего желания оставить грех у человека после Причастия сгорает не грех, а совесть, и он становится бессовестным. А если правильно приступить – сгорает грех. Поэтому среди часто причащающихся есть бессовестные люди, душа их не ощущает присутствия Христа. Христос там, где нет греха.

Смысл трёх канонов перед Причастием и трёхдневного поста – не ощутить себя достойным Причастия, а чтоб больная грехом душа ощутила жажду общения со Христом. А Исповедь перед Причастием – суд над своей жизнью.

Святые стремились к частому причащению и учили о необходимости частого Причастия. Жизнь надо настроить так, чтобы всегда ждать Причастия, желать Причастия больше всего. Нужно всю жизнь расположить вокруг Причастия. Жить, с одной стороны, в ожидании Причастия, с другой – стараясь достойно сохранить уже полученное Причастие.

Святой Григорий Палама: «То, к чему стремятся все подобные Единому, –  одно, но хотя оно и остается всегда одним и неизменным, причащаются его не все одним образом, а каждому Божественные весы отвешивают долю по его достоинству». Значит, не дух отвешивается и отмеривается, а скорее Сам Он мерит то, что Его причащается, и уделяет Себя каждому по его достоинству, в соответствии со Своей спасительной справедливостью. И не Он делится, а мы способны вместить лишь малую долю Его безмерного сияния».

Святой Максим Исповедник говорит: «Обожение мы испытываем как нечто сверх природы, но не совершаем его». И еще: «Ничто не может по природе совершить обожения».

То есть к цели христианской жизни, обожению, мы приходим только Причастием.

Святой Василий Великий: «Святой Дух недоступен по природе, вместим по благости; все силой наполняет, а уделяется только достойным; уделяется не одинаково, а по степени веры размеряя Свое действие».

То есть важно не только то, что Бог даёт нам Себя, но и наша способность воспринять Духа тоже необходима. А вмещаем мы по мере покаяния и веры.

Святой Максим Исповедник: «Кто причащается Таинству Причастия достойным образом, тех оно преобразует сообразно самому себе, и делает, по благодати и сопричастию, подобными первоначальному Благу и обладателями всего, что принадлежит Ему, насколько это возможно и доступно для людей. Поэтому и они могут по усыновлению и благодати быть и называться богами, поскольку весь Бог всецело наполнил их, не оставив в них ничего, что было бы лишено Его присутствия».

Много лет назад, когда я только пришёл в Церковь, один мой знакомый при мне сказал другому человеку такую фразу: «Не надо нас, христиан, считать такими глупыми. Если бы мы в храме ничего не ощущали, мы бы туда и не ходили». Меня это удивило, потому что тогда я Бога в храме не ощущал. Только идя по пути, проложенном отцами, я понял, что Бога можно ощущать и им можно жить.

Христос в ответ на обвинения судей сказал, что тайно ничего не говорил. И действительно, христианство – не тайна. Оно открыто для всех. Но оно – таинство. Потому что его глубина есть глубины Божии.

Роберт Хайнлайн: «Истина проста, но стать человеком не просто».

Христианство желает, чтобы человек преобразился сам и преобразил свои отношения.

Сделай всё возможное с твоей стороны. Все невозможное сделает Бог.

Раз есть Бог, то всё у тебя будет хорошо, светло и радостно, хотя и не обязательно так, как ты себе это представляешь…

Возьмём человеческую любовь, как она понимается в мире. Христианство говорит, что от любви действительно не страдают (за исключением страдания за другого, когда он мучается). Когда любящий страдает, то, значит, тут примешивается и страсть.

У святого Иоанна Лествичника есть очень светлый совет: когда нам нравится кто-то и мы из-за этого мучаемся, то надо просить Бога, чтобы Он заменил влюблённость и плотский момент на духовное отношение к человеку. Это окрыляет отношения и вводит в наши чувства Небо.

Духовное отношение – это когда другой твой рай после Бога, но ты не испытываешь к нему страстного влечения, не желаешь им обладать и владеть. А предстоишь ему как святыне... Хотя и не всегда при этом общаешься, если общение в земной нашей реальности тебе с ним не полезно. В том смысле, что не удержишься от других отношений...

Но как прийти к таким отношениям? Как их захотеть? Как тоску о подлинности и высоте преобразовать в саму подлинность и высоту?

Христос даёт миру заповедь о любви, неслыханной прежде. Если для мира любить – значит поверхностно соприкоснуться с любимым, то для христианства любить – значит жить любимым, соединиться с ним до единосущия, обрести в нём свой рай.

Джон Толкин говорил о присвоении: «Некоторые вещи стали для нас бесцветными, потому что мы заграбастали их, заперли их под замок и перестали на них смотреть». Это касается и людей. То есть мы должны не следовать желанию владеть человеком, а относиться к нему как к дару. Или, как говорил русский философ Семен Франк, «воспринимать другого, как свет».
Заповедь о Причастии лежит в основе всех заповедей вообще, без неё невозможно исполнить другие заповеди. Святой Максим Исповедник говорит, что исполняющий заповеди в них таинственным образом обретает Христа. То есть без Причастия невозможны подлинная встреча, соединение онтологическое и бытийное с Богом.

Артем Перлик

 

Джерело:  http://pravlife.org

Додати коментар
Подiлитися: